Реклама на портале
Gromko.ru








Опрос посетителей


Подпишитесь
на новости нашего сайта!
Введите Ваш E-mail







Rambler's Top100 Rambler's Top100
TG Music Links


ЭНЦИКЛОПЕДИЯ     
Главная Энциклопедия
Совет меломану Не подвергайте компакт-диски воздействию прямых солнечных лучей и других источников света. Всегда храните диск в футляре.
МУЗЫКАЛЬНАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ   Музыканты
 19.09.2001 
Компания "эС.Пи.Концерт"
отправить открытку 
Emir KUSTURICA & The No Smoking Orchestra
КОММУНИСТИЧЕСКОЕ ПРОШЛОЕ

В 1980 году на югославской музыкальной сцене появился яркий молодой певец - Ненад Янкович, которого все знали как Доктора Нелле Каражлича. Очень скоро Каражлич стал лидером движения "Новые примитивисты", возникшего в Югославии. Как говорит сам Доктор Нелле: "новый примитивизм изначально был милой шуткой, которая получила продолжение. Тем не менее, феномен нового примитивизма совершенно реален". Вскоре Каражлич создал группу "The No Smoking Orchestra", с которой начал гастролировать по клубам и небольшим концертным залам Сараево.

В 1984 году "No Smoking" записали свой первый альбом "Das ist Walter". Одна из его песен - "Zenica Blues" - сразу заняла верхние строчки хит-парадов Югославии. Этот альбом наделал много шума среди критиков, т.к. музыка группы существенно отличалась от официально разрешенной в стране. Правящая элита была шокирована текстами "No Smoking". Дело в том, что Zenica - это боснийский город, известный своей тюрьмой. И в песне Каражлич говорил о жестоком обращении с заключенными. Первый тираж альбома был напечатан в количестве всего 10.000 копий и мгновенно разошелся по стране. Тогда звукозаписывающая компания "Юготон" из Загреба пошла навстречу просьбам поклонников и срочно напечатала еще один тираж. В итоге было продано более 100.000 копий.

Группа получила бешеную популярность. Их пригласили участвовать в известном теле-шоу "A Surrealist Top List" - программе, которая на фоне других выделялась довольно жестокой сатирой на югославских политиков. Во время первого гастрольного тура "No Smoking" десятки тысяч молодых людей приветствовали их живое выступление громкими криками и овациями. Еще бы! До этого трудно было представить, чтобы в Югославии, еще находившейся под властью Маршала Тито, появился бунтарь, который будет петь о том, что волнует всех. Причем, на доступном языке - в своих текстах No Smoking активно использовали уличный жаргон. Основные темы их песен - лишения шахтеров, миграция сербов, этнические конфликты в Косово. "Мы считаем, - говорит Доктор Нелле, - что лучше всего говорить о вещах, которые имеют социальное значение. В этом смысле жизнь - лучший поэт".

В 1984 году, во время первого гастрольного тура, случилось то, что сильно повлияло на дальнейшую судьбу группы. На большом концерте в городе Риека (сейчас - территория Республики Хорватия) во время выступления перестал работать гитарный усилитель Marshall. Молодой человек двадцати с небольшим лет, Нелле Каражлич, принося свои извинения публике, сказал: "Marshall сдох!". Но сказал это на сербо-хорватском диалекте, в котором слово "crko" (сдох) означает как неполадки технического свойства, так и физическую смерть человека. Каламбур быстро дошел до высших политических сфер, ведь Маршал - это военное звание Президента Иосипа Броз Тито. Всем было понятно, что непокорный певец имел в виду не сломавшийся усилитель, а "великого сына всех наций и народов", - так пресса назвала Тито. Это были времена, когда пропаганда заявляла, что Президент жив, тогда как по стране ходили упорные слухи, что он уже умер. Но говорить об этом вслух было опасно. Последствия не заставили себя долго ждать. Месяц спустя югославские масс-медиа развернули подлинную травлю "No Smoking". Все средства массовой информации страны - от газет и журналов до радио и телевидения - раздули настоящий скандал из фразы, сказанной Каражличем в Риеке. Естественн, те, кто остался с группой в эти дни, были в меньшинстве. Атака на музыкантов была настолько сильной, что государственные телеканалы и радиостанции изъяли все песни группы из эфира, а негласное распоряжение предписывало отменить все их концерты.

В это время "The No Smoking Orchestra" записывают свой второй альбом, "Waiting For The Sabbath With The Devil". Такое название для диска музыканты выбрали, чтобы показать свои связи со столицей Боснии, Сараево. Слова заимствованы из мусульманского боснийского фольклора. Поскольку группа находилась в состоянии бойкота со стороны официальной прессы и звукозаписывающих компаний, их второй альбом не получил никакой поддержки. Продажи падали, концертов не было. Кстати, официальное дело против Каражлича было закрыто через три года с вердиктом "не виновен", но последствия этого скандала ощущались еще очень долго. Из-за гонений группу покинули некоторые участники, но на их место пришли другие. В 1986 году в "No Smoking" приходит молодой панк из Сараево Эмир Кустурица. Он становится новым басистом.

КИНЕМАТОГРАФИЧЕСКОЕ ПРОШЛОЕ

Кустурица часто и с удовольствием говорит, что он - никто, и пришел ниоткуда. То есть место, откуда он пришел, известно всем. Он не стал бы Кустурицей, не родись он в Сараево, на стыке двух культур, двух национальностей, двух религий. Учился в Пражской киношколе на режиссерском факультете, и его первый фильм (дипломная работа "Герника") получил первую премию на фестивале студенческих фильмов в Карловых Варах. А второй - "Невесты приходят" - был запрещен цензурой "по моральным соображениям". В двадцать шесть лет он получает неофициальный титул "кинорежиссер двадцать первого века" за картину "Помнишь ли Долли Белл?", которая завоевала премию за дебют и приз ФИПРЕССИ на МКФ в Венеции-81. В 1985 году Кустурица снял фильм "Отец в командировке", который был удостоен Золотой Пальмовой Ветви в Каннах.

Придя в "No Smoking", Эмир, однако, успевает записать с ними только один альбом - "Greetings From Safari Land", третий по счету. После записи он покидает группу, чтобы снять "Время цыган". Когда Каражличу задают вопрос о том, какое место занимал Кустурица в группе, он отвечает: "Он чувствовал нашу игру, так как всегда любил рок-музыку… а также мы всегда находились на одной волне. Кроме того, мы были знакомы долгое время. И не забывайте, что он купил нам усилитель и гитару".

Изменения, произошедшие в Югославии в конце 80-х, позволили группе отправиться в гастрольное турне. В 1989 году "The No Smoking Orchestra" записывают свой четвертый альбом, "A Little Story Of A Great Love", пронизанный жизненной лирикой и национальными сербскими мотивами. В этом же году группа принимает участие в возобновленном шоу "A Surrealist Top List", в котором впервые было высказано предположение о предстоящем балканском кризисе. Начало 90-х было ознаменовано началом войны в Югославии. "No Smoking" распались. Нелле Каражлич переезжает в Белград. Там в 1994 году он решает заново создать группу и приглашает в нее молодых музыкантов. Одним из новых членов No Smoking становится барабанщик Стрибор Кустурица, сын Эмира. Мощное вливание "свежей крови" помогло записать новый, пятый по счету, альбом "I'm Not From Here", который музыканты посвятили всем жертвам войны.

МИНЗДРАВ ПРЕДУПРЕЖДАЕТ

Визитной карточкой "The No Smoking Orchestra", без сомнения, являются их тексты. Все они основаны на реальных историях людей, которых музыканты встречают на улице. Часто они шокируют. Например, в одной из своих песен Каражлич описывает сексуальных маньяков. "Маньяки, которых мы хотим показать, - говорит Доктор Нелле, - на самом деле вуайеристы, которые пугают девушек в городских парках. Эти маньяки очень смешны и неуклюжи". Часто в композициях "No Smoking" поднимается тема полицейских и преступников. Хотя Каражлич и допускает, что среди полицейских есть много хороших ребят, тем не менее, в его песнях полисмены или копы выступают объектом для осмеяния. "Наверное, это потому, что мы не всегда находили общий язык с копами. А может быть еще и потому, что я и другие члены группы частенько бывали биты полицейскими при попытке перепрыгнуть через ворота стадиона, или потому, что нас часто останавливали патрули, чтобы проверить наши документы".

Музыка "No Smoking" - это дикая смесь рок-н-ролла, джаза, фолка, цыганских мотивов, турецких маршей, меланхолии тягучих азиатских мелодий и сараевской панк-культуры. Такой разнообразный микс получается оттого, что "саксофонист - джазовый музыкант; аккордеонист всю жизнь играл на свадебных вечеринках, а скрипач, несмотря на то, что имеет консерваторское образование, знает все о балканской музыке, т.к. в течение пятнадцати лет играл в ресторанах и барах Сараево. Барабанщик помешан на музыке реггей". Продолжая тему музыкантов, Доктор Нелле говорит: "Лицо группы изменилось. Мы пришли к тому, что стало невозможным пытаться заставить шестерых совершенно разных людей думать одинаково. Когда мы были молодыми, это было нормально. Тогда мы "выезжали" на энергии молодости. Годы шли, и стало ясно, что этого недостаточно. Группа распалась и снова собралась, но с новыми людьми. Но самое лучшее то, что мы до сих пор друзья с теми ребятами, которые играли в оригинальном составе. Наше поколение знает, как жить всем вместе в мире, но без необходимости мыслить одинаково. Всегда остаются хорошие воспоминания и масса нерассказанных историй".

Весной 1998 года Каражлич объявляет о возвращении в группу Эмира Кустурицы, но уже в качестве гитариста. За время своего отсутствия Кустурица стал культовым режиссером, пожалуй, единственным, кто может смело сказать, что снимает истинно авторское кино. За "Время Цыган" он получил специальный приз за режиссуру в Канне в 1989 году. В 1992 году по сценарию своего ученика Дэвида Аткинса он снимает самый свой необычный фильм, непохожий на все предыдущие - "Сны Аризоны". В нем не было всего того, что Кустурица показал во "Времени Цыган" - ни кичевой чрезмерности, ни истерического смеха, ни безудержных слез. Критики встретили фильм в штыки. Но для режиссера это было не ново - в свое время критики также не поняли "Время Цыган". В 1995 году он снимает "Подполье" - анархическое полотно с летающими невестами, разгромленным зоопарком и горой оружия. Критики назвали этот фильм "рок-н-ролльным концертом на фоне бомбежки" и "шизоанализом нации". Левые охарактеризовали картину как политически некорректную и просербскую. Боснийское телевидение представило Кустурицу каким-то монстром, издевающимся над святынями. Однако жюри Каннского кинофестиваля сумело оценить очередное творение мастера, присудив ему еще одну Золотую Пальмовую ветвь.

Его фильмы безудержно веселы. Он - мусульманин с сербскими корнями, называющий себя югославом (прекрасно зная, что такой национальности не существует). Сербы недолюбливают его за то, что он мусульманин, боснийцы ненавидят за то, что недостаточно мусульманин. Кинокритики считают излишне кичевым, а зрители - слишком заумным. Принципы его режиссуры - делать то, что хочется. Его кино - это бесконечный рассказ о животных, цыганах, воде, любви и отсутствии смерти. Каждый свой следующий фильм он снимает так, как будто до него ничего не было, кроме, может быть, его фильмов и великой "Касабланки". Одно время о нем говорили - цыганский Феллини. Потом решили, что наиболее подходящая для него компания - Тарантино. После "Черной Кошки, Белого Кота" наконец-то поняли - он действительно Никто. В своих фильмах он предстает мудрым и старым творцом, но стоит приглядеться повнимательнее - становится не по себе. В качестве строительного материала он выбирает бородатые шутки, комедии положений, его юмор на грани фола. Он тащит в кино все, что видит, - в его фильмах кошками чистят ботинки, гусями счищают дерьмо, - он бросается из одной крайности в другую. Когда-то его за это упрекали, теперь же ко всем его фильмам приклеивается эпитет "грандиозный". Теперь "Время Цыган" - это грандиозная фреска, которая своим появлением предварила "Черную Кошку, Белого Кота"; "Подполье" - грандиозная трагикомическая метафора. Если так, то "Черная Кошка…." - грандиозная ода кичу и радости. Любовь и кровь, наркотики и много вкусной еды, ненастоящие трупы на чердаке и свадьба перед домом, черная кошка и белый кот… "Я хотел, - признается Кустурица, - выразить свое восхищение перед всем естественным. Я избавился от трагедий. В этом моем фильме даже мертвые оживают". Кстати, замысел "Черной Кошки…" родился тогда, когда режиссер, в очередной раз обидевшись на критиков, поклялся бросить большое кино. Он переключился на ТВ. Начал работу для немецкого телевидения - небольшой фильм о цыганской музыке под названием "Музыка-акробатика". Из этой затеи и выросли черные и белые коты…

"Котов" на Венецианском фестивале приветствовали стоя. Это, пожалуй, первый фильм Кустурицы, который зрителям понравился больше, чем киномэтрам: на фестивале он получил не "Золотого льва", а всего лишь специальный приз за режиссуру. Это так разочаровало мастера, привыкшего получать только высшие награды, что он в очередной раз поклялся бросить кино.

УНЦА-УНЦА!!!

Когда работа над "Черной Кошкой…" была в самом разгаре, произошел разрыв Кустурицы со своим постоянным композитором Гораном Бреговичем. А Кустурице срочно требовалась музыка. И он решил прибегнуть к помощи старых друзей. Сначала он попросил Каражлича написать ему песню, потом цыганское танго и, в конце концов, "The No Smoking Orchestra" написали и сыграли весь саундтрек к фильму. Кустурица вернулся в группу и летом 1999 года отправился с ней в гастрольное турне "Side Effects". Живые выступления "No Smoking" посетили более 55 тысяч человек. Пресса восторженно встретила возвращение группы, назвав его "пророческим". В этом же году оркестр записал новый альбом, "Unza Unza Time". Критики назвали его "феерическим, волнующим и яростным". Кустурица является автором нескольких песен, например "Was Romeo Really A Jerk?". Сам режиссер о музыке говорит так: "Наша музыка родилась из стремления завоевать мир, но она отображала противоречия, существующие в нашем мире и в нашей культуре. Это то, что я пытался сказать в своих фильмах: современные общества вступают в противоречия не один раз в век, но каждый день. "The No Smoking Orchestra" есть суть необыкновенного феномена, который показал совершенно оригинальный путь самовыражения через комбинацию всех жанров, существующих на Балканах. Наше народное наследие совершенно потерялось за толпами завоевателей, сменявших друг друга в течение тысячелетия. "No Smoking" принесли на сцену смесь рационализма и эмоций - два ключевых компонента, без которых искусство невозможно, - плюс живой уличный жаргон и вкус пародии".

Пятиминутный клип "Unza Unza Time", снятый Кустурицей, - только музыка, никакого текста, - это сюрреалистический праздник кинематографа 20-х годов: группа музыкантов на паровозе удирают от трупа, который пытается выбраться из гроба. Часы и хронометры идут в обратную сторону, яйца выскакивают из курятника и впрыгивают в спящих куриц, две монахини целуются затяжным французским поцелуем.

Теперь проект носит название "Emir Kusturica & The No Smoking Orchestra". В принципе, это не так важно. Важно то, что 4 октября "The No Smoking Orchestra" вместе с Эмиром Кустурицей или Эмир Кустурица вместе с оркестром - кому как нравится, - вместе выйдут на сцену БКЗ «Октябрьский», достанут свои скрипки и барабаны, дудочки и аккордеоны, тромбоны и гитары и обрушат на наши головы свою музыку. Как вам такой коктейль: народные ритмы, турецкие марши, итальянская классика, звуки Южной Америки, балканский панк, цыганские традиции? Именно эта гремучая, но прекрасная смесь, именуемая МУЗЫКОЙ, станет серьезным испытанием для наших нервов и чувств! Это будет тот праздник, который мы уже видели и во "Времени Цыган", и в "Черной Кошке…". Только теперь он будет происходить на наших глазах.

ДИСКОГРАФИЯ

"Das ist Walter" (1984)
"Dok cekaљ sabah sa љejtanom" ("Waiting For The Sabbath With The Devil") (1985)
"Pozdrav iz zemlje Safari" ("Greetings From Safari Land") (1987)
"Male price o velikoj ljubavi" ("A Little Story Of A Great Love") (1989)
"Ja nisam odavle" ("I'm Not From Here") (1997)
"Black cat white cat" (1998)
"Unza Unza Time" (1999)


<< KREATOR      
Купи диски этого исполнителя в Союзе и получи бонусы Много.ру!
   



   © Copyright 2000 - 2014 Lavtech.Com Corp Project of Lavtech.Com Corp.